вторник, 23 сентября 2014 г.

Свобода выбора



 I
Факел слабо освещал своды подземелья. На стенах различались древние полуразрушенные барельефы, изображающие сцены давно забытых сражений. Кое-где виднелись витиевато-красивые рунические надписи на непонятном языке.
Высокий человек в черном плаще с мечом в одной руке и факелом в другой неспешным взором оглядел весь зал. Только стены с барельефами, и ничего больше. И полуразрушенная колонна посреди. Он был там, за ней. Человек в черном плаще осторожно и неспешно сделал два шага вперед. И остановился. Подождав несколько мгновений, он поднял с пола осколок камня и метко кинул его за обломок колонны. Оттуда послышалось шипение и череда проклятий. Два прыжка, и человек в черном оказался за колонной. Он успел увидеть удаляющийся темный силуэт.
- Даже Крису Флэкстону, знаменитому охотнику на вампиров, не совладать со мной! – кричало, заливаясь истерическим смехом, удаляющееся существо.
Крис (а этот человек в черном был именно он) бросился вдогонку за удаляющимся во тьму вампиром. Как тот ни старался, Крис нагонял его. Вдруг, резко остановившись, вампир развернулся и кинулся на Криса. Тот отскочил и одним точным ударом снес противнику голову. Тело рухнуло на каменный пол, поднимая пыль. Через разлом в потолке едва просачивался маленький лучик света. Вампир, белый, как снег, побелел ещё сильнее, застыл, и начал рассыпаться пеплом: сначала исчезла та часть, куда сильнее падал свет, а затем и все остальное туловище. Лишь откатившаяся в тень голова осталась цела. В красных глазах застыли ужас и недоумение.
Крис поспешно достал из-под плаща мешок, поднял голову за седые волосы и кинул ее туда, после чего убрал меч и с мешком на плече и факелом в руке отправился к выходу из подземелья.

II
Главная площадь Вертенберга, как всегда, была оживлена и многолюдна. Здесь, среди множества лавок, можно было найти, что душе угодно: от прекрасного северного оружия и тончайших южных тканей до изысканных восточных блюд. А еще она являлась раем для карманников. Только зазеваешься, рассматривая диковинный кувшин или глазея на украшенный золотом и алмазами кинжал, прощайся с кошельком.
Крис молча продирался через толпу. Под его черным плащом время от времени позвякивала вороненая кольчуга. Голову его скрывал капюшон и, хотя солнце палило нещадно, снимать его он не собирался.
Впереди возвышалось белокаменное здание мэрии. Рядом с ним праздных бездельников шаталось значительно меньше. Перед дверьми несли караул два бородатых стража в сверкающих на солнце кирасах и тяжелых шлемах. Вид у них был крайне непрезентабельный: мало того, что они истекали потом при такой жаре, так один из них прислонился спиной к стене и сладко посапывал, прикрыв глаза.
Крис с мешком на плече направился прямо ко входу в задние.
- Мэр занят! Прием только по пятницам и субботам до полудня, - устало пробурчал охранник, закрывая алебардой проход.
- Скажи мэру, что я по важному делу, - спокойно произнес Крис, переступая с ноги на ногу.
- Прием только в пятницу и субботу, до полудня, - устало повторил стражник.
- Скажи мэру, что я – Крис Флэкстон.
Стражник, услышав это, призадумался, снял шлем и почесал затылок. Пот с его длинных волос лился градом. Надев шлем снова, стражник простоял еще мгновение, после чего ткнул своего спящего товарища.
- Ах… Чего?! – всполошился, просыпаясь, тот.
- Слушай, дурень. Иди, скажи мэру, что к нему Крис Флэкстон.
Стражник, ворча, что, дескать, спать не дают, отправился внутрь здания. Вскоре он вернулся.
- К его благородию можно пройти! – проговорил он, улыбаясь во весь рот так, что его улыбка больше походила на гримасу.

III
- Так, значит, вы утверждаете, что действительно убили вампира Владислава, за голову которого была назначена награда в четыреста золотых? – щурясь, спросил мэр.
- Да, - спокойно ответил Крис.
Мэр встал из-за стола, обошел сидящего на стуле Криса и произнес:
- А есть у вас какие-либо доказательства совершенного вами?
Крис поднял лежащий на полу мешок и выкатил на ковер посреди комнаты голову вампира, которая тут же обратилась в пепел, испачкав дорогую вещь.
- Этого достаточно?
- Более чем, - поморщившись, согласился мэр.
Он подошел к шкафчику в углу, нашел в своей связке нужный ключ, отпер им замок, достал мешок с деньгами, положил его на стол, после чего бережно запер шкафчик.
- Вот ваша награда. Если сочтете нужным, можете пересчитать.
- Я вам верю.
Крис встал, взял мешочек с деньгами и спрятал его под плащом. В помещении капюшон не скрывал его лицо. Волосы Криса были каштановыми, длинными и волнистыми. Нос прямой, губы тонкие. Карие глаза выражали сильную усталость, но, вместе с тем, горели какой-то странной фанатичностью.
- Нет ли в здешних краях еще вампиров? – поинтересовался он.
- К счастью, нет. Но зато часты случаи ликантропии. Вас это интересует?
- Нет. Ни в коем случае. До свидания, - распрощался Крис и направился к выходу.
- Постойте! – окликнул его мэр. – Я слышал, в Мёрцбурге завелся какой-то вампир. Вы можете узнать побольше о нем в тех краях.
- Спасибо за информацию, - ответил Крис и быстро удалился.

IV
Трактир «Рыжий кот», как всегда, был переполнен. Внутри было еще жарче, чем снаружи, а воздуха не хватало.
Трактирщик лениво отгонял мух, оперевшись на стойку. Он то и дело вытирал выступающий на морщинистом лбу пот. Много посетителей собралось вокруг столика, где корявый мужичонка рассказывал веселые истории. Трактирщик бросил взгляд на вошедшего человека в черном плаще – кого там еще ветер принес. Здесь такие гости были нередки. Человек подошел к нему, оглядел заведение беглым взглядом и произнес:
- Кружку пива.
Трактирщик устало приподнялся, оглядел незнакомца, налил пива и поставил на стойку.
- Не знаете ли вы, милейший, что-нибудь о вампире, появившемся недалеко от Мёрцбурга? – спросил человек в плаще, потягивая пиво.
- У нас, в Вертенберге, редко бывают такие подробные сведения о соседних городах, - хитро произнес трактирщик, красноречиво глядя на посетителя.
Тот достал серебряную монетку и положил на стойку. Трактирщик спешно сгреб ее, улыбнулся во весь рот, показывая гнилые зубы, и продолжил:
- Хотя слышал я недавно. Говорят, действительно, есть там вампир. Но ни одного случая, чтобы он кого-нибудь убил, не было. Только по ночам жители деревень видели иногда какой-то темный силуэт с красными горящими глазами.
Тут в разговор вмешался один из посетителей.
- Да вы, я вижу, вампирами интересуетесь? Так зачем же вам в Мёрцбург? Поезжайте лучше в Вертинские леса. Говорят, что их там больше, чем деревьев.
- Да далеко эти твои леса-то, - встрял еще один посетитель. – Я, вон, сам недавно в Мёрцбурге был, да возвращался домой через лес. Точно говорю: был там вампир, я его видел. Глаза горят, что твой костер. Только он на меня не напал, мимо куда-то прошел. Повезло мне, видно, сытый он был.
Большинство посетителей уже стянулось к стойке. Как корявый мужичок ни старался, никто из его слушателей не остался с ним. Поворчав, он сам направился туда же, куда и все.
- А я считаю, нет там никакого вампира! – скептически начал еще один из посетителей. – Привиделось тебе все от страха. Где ж это видано, чтобы вампир ни одного человека не убил?!
- Да был он точно! Собой клянусь, видел я его!
- Да показалось тебе!
- Был!
- Не был!
- Был!
- Не был!
- Да вот я тебе!!!
Один со всей силы ударил другого в лицо. Началась потасовка. Два посетителя колошматили друг друга, пуская в ход и кулаки, и ноги, и зубы.
- Прекратить! – рявкнул трактирщик.
Драчуны мигом остановились.
- Чтобы духу вашего не было здесь!
Крис, казалось, не обращал на них внимания. Он даже не смотрел в их сторону. Положив еще одну монетку на стойку, он спросил:
- А сведения о том, где живет этот вампир, есть? Может, подземелье какое или заброшенная усадьба?
- Мало что о нем известно. Может, его вообще не существует. Но говорят, чаще всего его видели в лесах на севере от Мёрцбурга. Как бы то ни было, тамошний мэр за его голову дает сто пятьдесят золотых. Если хотите узнать что-либо более конкретное, можете поискать отшельника в тех же северных лесах. Если кто об этом вампире что и знает - только он. Я как-то был по делам в тамошних местах и заблудился в лесу. Так этот добрый человек пустил меня переночевать. Всю ночь напролет он молится, а днем спит. Но, сдается мне,- тут трактирщик огляделся, проверяя, что их никто не слушает, и продолжил чуть тише, - Не простой это отшельник. Три года назад из Вертинских золотых шахт сбежал один каторжник. Так, скорее всего, это именно он и есть – днем скрывается ото всех, а заодно грехи свои отмаливает.
Крис молча расплатился за пиво и бодрым шагом вышел из трактира. Сто пятьдесят золотых – не слишком большая сумма, но жить-то на что-то надо. И, тем более, до Мёрцбурга рукой подать. Каторжник его не особо интересовал. Но рисковый он парень – подумалось Крису. Вертинские шахты славились лучшей в мире стражей. Когда три года назад оттуда сбежал каторжник, это стало таким из ряда вон выходящим событием, что об этом только и трезвонили во всех трактирах близлежащих городов.

V
Летом леса Мёрцбурга очень красивы. Здесь сочетаются крепкие дубы, тонкие березки и коренастые ели. Грибы и ягоды в этих местах водятся в изобилии – только сойдешь с тропинки - сразу наткнешься на кусты малины или ложбинку, полную крупных подберезовиков. Но многие боялись сходить с тропинки. Не ровен час – выскочит вампир какой или оборотень – поминай как звали. Хотя, по правде говоря, за последние две сотни лет и тех, и других монстров осталось настолько мало, что самое молодое поколение считало рассказы о них – бабушкиными сказками, а очевидцев – наглыми врунами. Впрочем, последние часто таковыми и являлись…
Вокруг не было ни души. Крис ехал на своей вороной лошади по еле заметной тропинке. Он уже второй день прочесывал северные леса, и пока поиски были безрезультатны. Местные жители делу тоже не очень помогли: никто не знал ничего конкретного. Приближались сумерки. Тропинка, по-видимому, давно заброшена, но почему-то слышалось недалекое блеяние. Внезапно сплошная стена деревьев оборвалась: Крис выехал на поляну. Посреди нее стоял небольшой деревянный домик. Рядом с ним располагался загон с овцами: именно они и блеяли. Это место никак не походило на жилище вампира.
Подъехав к двери дома, Крис спешился и, положив одну руку на рукоять меча, постучался другой. Внутри послышались шаги и копошение. Дверь отпер высокий, бледный и худой мужчина. Его длинные волосы были почти седы. При виде его Крис отбросил всякие подозрения и закричал:
- Бон! Ты ли это! Как давно же я тебя не видел! Пять лет прошло! Я думал, что ты погиб, тем более, я что-то слышал о том, что тебя последний раз видели в Вертинских лесах…
Крис подозрительно прищурился.
- Рад снова встретиться с тобой, Крис,- спокойно ответил тот,- Ты почти не изменился. Пять лет назад я действительно был в Вертинских лесах… И на своей шкуре ощутил неприступность стражи Вертинской каторги…  А чем ты сейчас занимаешься? Все еще продолжаешь охотиться на вампиров? Хотя, невежливо как-то получается – проходи.
Крис вошел в дом. Внутри все было чисто прибрано. Мебель состояла из кровати, шкафа, стола и двух стульев. На стене висело большое старинное зеркало.
- Присаживайся. Так ты еще не завязал с охотой на вампиров? – спросил Бон, доставая из шкафа бутылку вина и две глиняные кружки.
- Нет. Ты же сам прекрасно знаешь о моей клятве. Ещё когда я только начинал охотиться на вампиров, я обещал себе истреблять каждого подобного монстра.
В этот момент по лицу Бона пробежала и тут же исчезла тень неудовольствия. За окном уже заметно потемнело.
- Расскажи мне, пожалуйста, как ты попал на каторгу? – поинтересовался Крис.
- Пять лет назад, после того, как мы распрощались,- начал свой рассказ Бон, - Я поехал в Вертинские леса охотиться на вампиров. Но, как потом оказалось, мэр Вертина в сговоре с ними. Я за свою охоту не только ни гроша не получил, но и попал на каторгу. Шахты, кстати, такие неприступные, потому что их охраняют вампиры. А за это их не трогают. Пили они там, к слову, кровь овец, мэр не разрешал им убивать заключенных. Но, если каторжник пытался сбежать или ослабевал, и становилось ясно, что ему осталось недолго жить на белом свете, его отдавали вампирам. Для них – развлечение, для мэра – новый страж. Два года я гнул спину в золотых копях. Но, со всеми моими знаниями о вампирах, сбежать возможности не представлялось. А тут, представь себе, нахожу после отбоя старую кирку (нам не доверяли – перед отбоем приходилось их сдавать). Одного вампира я ею пришиб, от остальных сбежал. Как-никак помогло то, что охотился на них до этого. Повадки все их наизусть выучил. А вон то зеркало, - Бон указал пальцем в его сторону, - Я у мэра позаимствовал. На память. Когда он уехал шахты осматривать, негодуя, что каторжник сумел сбежать, я пробрался к нему в дом. Там оказались слуги, но они приняли меня за зеркального мастера, - тут Бон указал на небольшую трещину в стекле. Крис взглянул туда. В полумраке маленького дома трещина была еле различима, и оба они отражались без искажений, - Я снял зеркало со стены под предлогом того, что мне нужно осмотреть его в мастерской и был таков.
- Да… Куда же мир катится?! Мэр Вертина, как известно, не дворянин, просто местный толстосум, а вот такое творить смеет. Да я же сам думал отправиться в Вертинские леса счастья попытать, - задумчиво произнес Крис.
- Действительно. Прежний мэр, который, кстати, был графом, а не просто разжиревшим мещанином, не позволил бы такого в своем городе. А какими судьбами ты оказался в этих краях? – вдруг спросил Бон.
- Говорят, где-то поблизости завелся вампир. Только, странное дело, он еще никого не убил. Ты, к слову, о нем ничего не знаешь?
- Не встречал я никакого вампира. Врут, наверное, слухи.
- Как знать…
Друзья разговаривали до поздней ночи. Бон, видя, что у Криса слипаются глаза, предложил ему ложиться спать.
- Мне сегодня кровать не понадобится, - сказал он, - Я должен совершить ночную молитву.
Крис, не снимая кольчуги, сразу же заснул.

VI
Посреди ночи Крис проснулся. На улице громко блеяли овцы. Бона в доме не было. Крис насторожился. Он встал с кровати, нацепил ножны с мечом, приоткрыл дверь дома и тихонько вышел.
Светила полная луна. Мириадами светлячков мерцали звезды. Вершины деревьев, облитые таинственным лунным светом, казались величественными и походили на древних гигантов. Где-то ухал филин. Блеяние не прекращалось.
Крис подошел поближе к загону, держа руку на рукоятке меча, приоткрыл калитку и, не закрывая, вошел. Он увидел человека с белыми волосами, сидящего рядом с одной из овец. Казалось, что тот кусал ее в шею. Заслышав шаги, человек обернулся, и Крис узнал Бона, губы которого краснели от крови, медленно стекавшей по подбородку на землю. Его глаза горели красными огоньками. Взгляд его был рассеянный. Крис обнажил меч и двинулся на своего друга. Теперь ему все стало ясно.
- Стой! – хрипя, прокричал вампир.
Крис, сам не понимая почему, остановился.
- Зачем тебе убивать меня? – спросил Бон, - Я специально поселился вдали от людей. Я рассказал тебе всю правду о Вертинских шахтах, только промолчал о том, что тот вампир, которого я убил, перед смертью укусил меня. Я поклялся, что не буду мешать людям. Кровь, которую я пью – кровь моих овец. А животные, как тебе известно, вампирами не становятся. Да, меня видели жители соседних деревень, но я никого из них не тронул. Ни разу. Именно потому некоторые люди не верят, что я существую. Не каждый, выглядящий, как монстр – монстр на самом деле.
Глаза Криса блестели. Казалось, он раздумывал.
- Любой вампир должен погибнуть, - холодно, но несколько нерешительно выдавил из себя он. Казалось, эта фраза стоила ему жизни.
Бон внезапно наскочил на Криса, и они кубарем повалились на землю. Тот оттолкнул вампира от себя, вскочил первым и одним точным ударом отсек Бону голову. Отойдя на несколько шагов, Крис внезапно упал. У него кружилась голова и его немного подташнивало. Он остался лежать и вскоре впал в забытье…

VII
Светило солнце. Крис приоткрыл глаза. Все произошедшее походило на страшный сон. Но нет: приподнявшись, он увидел пепел на том месте, где было тело Бона. Овцы куда-то разбежались – загон был пуст. В районе шеи Крис чувствовал несильную боль. Солнце как-то непривычно сильно жгло его.
- Значит, врут люди, что вампиры в зеркале не отражаются,- подумалось ему, - всегда хотел это проверить,  да только возможности не было. Вампиры сами в это верили и зеркала у себя держать боялись… 
Он встал и, шатаясь, вошел в дом. Только теперь Крис заметил, что единственное маленькое окно было завешено темной плотной тканью.  В старинном зеркале он увидел свое отражение… и сразу же отпрянул: бледная кожа, немного поседевшие волосы, а на шее – след от укуса вампира…

Комментариев нет:

Отправить комментарий