понедельник, 27 октября 2014 г.

Реальность

Лежа в траве, на холме, у сверкающей бликами речки,
Слух навостри, и внимательно вдумайся в шорохи листьев.
Нежно прислушайся к шепоту вольно летящего ветра.
В небо вглядись голубое – усеяно в облаках белых.

Мир необъятен, природу почувствовать разумом можно.
Нужно ли людям невечным мечтать о другом измереньи?
Столько сокрывшихся тайн в ясном облике солнца…
Нужно ли мир нам придумывать, что не похож на реальный?

Множество чудных загадок средь вод, что на солнце сверкают.
Мыслью мгновенной отправься в безбрежный просторами космос.
Дальние звезды представь и планеты, что рядом кружатся.
Столько сокрыто от взоров, и, может, открыто не будет…

Нужно ли нам искажать и менять в наших мыслях реальность?
Мир наш просторы открыл для начала его постиженья.
Вдумайся, взором немутным окинь, что творится снаружи,
И осознать бесконечность и вечность Вселенной попробуй.

четверг, 23 октября 2014 г.

Конец октября


Осень кружит нас в своем хороводе.
Желтые листья опали не зря.
Вот уж настал и конец октября,
Зиму мы видим в осенней погоде.

Тихо идешь по вечерней дороге.
Холод до боли пронзает тебя.
Ветер морозный шумит что есть мочи,
Только тебе это нравится очень.
В нем, как ни странно, находишь себя,
И без него ты заснешь, как в берлоге.

Хаос творится в глубинах сознанья.
Нет, ты не видишь прохожих вокруг.
Даже знакомый, окликнувший вдруг,
Без твоего остается вниманья.

Ну а в сознании новое семя.
Вьется какая-то мысль непростая.
И, забывая пространство и время,
Истину старую вдруг вспоминая,
Новою правдой ее затмевая,
Ты понимаешь, что жизнь – заблужденье,
И, запасаясь частицей терпенья,
Ты осознал, что конец невозможен,
Мир же, обычный доселе, так сложен,
Наша вселенная все ж молодая.

Радостным взором вокруг обегаешь
Мир, измененный в сознании хрупком,
И, наконец, для себя понимаешь:
Мир – просто-напросто сложная шутка.

среда, 8 октября 2014 г.

Да здравствует герцог!


Пролог
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Эпилог

Пролог


 

Светило нежаркое весеннее солнце. Дул легкий ветерок. Снег почти сошел, но в темных углах узких улочек Мёрцбурга он еще лежал, листвы на деревьях не было и подавно, зато уже набухли свежие почки. На главной площади толпился народ. Все глазели на глашатая, кричащего с телеги. Рядом с ним, на земле, стоял, широко расставив ноги, сержант с поднятой вверх алебардой. Его грудь закрывала блестящая на солнце кираса, из-под которой виднелась кольчуга. На голове его красовался острый шлем. Неподалеку стояло еще пять рослых пехотинцев с алебардами. Все они были облачены в кожаные доспехи.

- Герцог Апельгардский объявил нам войну, посягнув на родовое право нашего достопочтимого герцога вернуть плодородный Эйзенхейм,  - декламировал глашатай, - Любой желающий вступить в ряды нашей славной армии будет с достоинством принят. Вас ждет ежемесячное жалование и ежедневный паек! Сержант запишет вас в один из полков в зависимости от ваших умений, где вам будет выдано оружие и обмундирование.

Глашатай умолк. Из первых рядов толпы вышел долговязый парень деревенской внешности в лохмотьях.

- Как звать? – громогласно спросил сержант.

- Кунц Вебер.

- Подписывай здесь.

Парень взял перо и неумелым движением поставил крестик.

- Полезай в одну из телег. Следующий!

Вышел среднего роста крепкий черноволосый мужчина лет тридцати, по виду – уроженец южных краев.

- Имя!

- Пьетро Кантаре.

- Подписывай здесь.

Мужчина изящно вывел красивую и аляпистую роспись.

- Полезай в телегу. Следующий!

Невысокий румяный юноша с нежным пушком вместо усов и русыми волнистыми волосами подошел к выставленному прямо на гранитные камни площади столику, за которым сидел сержант.

- Имя!

- Пауль Розенблюм.

Сержант усмехнулся.

- Подписывай здесь.

Юноша поставил небрежную закорючку.

- Полезай в телегу. Следующий!