воскресенье, 27 сентября 2015 г.

Возвращение

Облака безмятежно проплыли вдали,
Вспоминая прошедший восход.
Травы мягким покровом у речки росли,
Рядом сакура буйно цветет.

Возвращался с войны, восхваляя судьбу,
В отчий дом самурай молодой.
Глубоко он вдыхал, замедляя ходьбу,
Запах, веющий свежей весной.

Показалась деревня, но нет никого.
Пепелища на месте домов.
Лишь явилась старушка на окрик его
Из тени несгоревших садов.

- Госпожа! Где же люди, неужто их нет?
Что ж затих наш приветливый край? -
Поклонившись пред древнею старостью лет,
Вопросил молодой самурай.

- Все погибли. Одна я свой век волочу,
Путь мой тоже подходит к концу.
Чую, скоро я вверх, к небесам отлечу.
Это видно любому глупцу.

Твой отец смог с достоинством гибель принять…
- Ну, а мать моя, может, жива?
- Мой ответ остается незыблем опять.
Все погибли, лишь я не мертва.

Еще долго над пеплом стоял и молчал
В тишине самурай молодой.
А в душе он рыдал, а в душе он кричал,
Он ушел из деревни седой.

И направился прочь, принимая судьбу,
Вспоминая прошедшие дни.
То он плелся, то шел, ускоряя ходьбу.
Дни ушли, не вернутся они.

Облака безмятежно проплыли вдали,
Ожидая грядущий закат.
Травы мягким покровом у речки росли,
Не вернешь то, что было, назад.

воскресенье, 13 сентября 2015 г.

Сумрак

За окном темнота седая,
Только ветер устало воет.
На душе пустота глухая.
Кто ее, словно пепел, смоет?

Соплелись тела, два соцветья,
Словно два подводных потока,
Словно линии звезд в созвездьи…
На душе же скребет морока.

За окном лишь сумрак невзрачный
Бьется сердце твое – я слышу.
Твое тело наго, прозрачно,
Только в нем я души не вижу.

За окном темнота седая,
Только ветер устало воет.
На душе пустота глухая.
Кто ее, словно пепел, смоет?