четверг, 25 декабря 2014 г.

Вверх и вниз


Звезды мерцают на сумрачном своде.
Дремой окутан, ступаешь легко.
Речка течет. Ты не мыслишь о броде,
Мысли гуляют совсем далеко.

Что за простор в вышине необъятной!
Нет, не познать нам его глубину.
Музыкой звезд, неизменно приятной,
Скован стоишь. И глядишь в вышину.

Звезды сверкают и шепчутся тихо,
Тайн мирозданья алкаешь секрет.
Мысли сменяются быстро и лихо,
Но не находишь желанный ответ.

Дрема спадает; вперед ты шагаешь.
Речка! Облитый прозрачной водой,
Мысли свои на потом оставляешь
И отправляешься быстро домой.

суббота, 20 декабря 2014 г.

Море


Что сокрыто в глубинах морей?
Что за тайны в пучине бездонной?
Что же ведает старец Нерей?
Что хранят непокорные волны?

Не узнать, не понять, и вовек
Не постигнуть нам этой стихии.
Но стремится вперед человек,
И штурмует просторы морские.

Он не знает, что ждет впереди,
Но шагает навстречу пучине.
Он не ищет иного пути,
Не предастся он горькой кручине.

Не давая главы обернуть,
Неизбежность вперед нас толкает.
Мы пройдем предначертанный путь,
Хоть Фортуна нас часто бросает.

вторник, 9 декабря 2014 г.

За чертой

День клонился к вечеру. Жара постепенно начала спадать. Солнце, медленно уходившее за горизонт, окрашивало небо в красно-розовые тона. Самый разгар июля. Фалко, светловолосый мальчишка лет четырех, бежал, не разбирая дороги, по пестреющему лугу. Сколько цветов, сколько трав в бурлящем зеленью море! Внезапно луг закончился. Фалко остановился, как вкопанный.

Впереди возвышалась сплошная стена темнеющего в лучах заходящего солнца леса. Он, необъятный и неизведанный, манил внутрь, под свою загадочную сень, из глубины которой изредка долетали таинственные звуки. Но, страшные своей неизвестностью, эти звуки не отталкивали, нет. Наоборот, они побуждали следовать за ними, как бы шепча: «Посмотри, что там, внутри! Тебе хочется узнать… Не бойся, загляни внутрь, сделай шаг!» Что же там? Что же там, за чертой? Так далеко Фалко никогда не забегал. Он завороженно вглядывался в чащу и, казалось, ничто не сдвинуло бы его с места. Но, к своему удивлению, он сделал шаг вперед. И снова остановился.

- Фалко! Где же ты?! – послышался позади знакомый голос.

Мальчик медленно обернулся. К нему бежала его мать.

- Куда же ты так далеко? Потеряешься ведь…

Фалко не слушал её. Он беспрекословно повернул назад и пошел, держась за руку матери и лишь изредка оглядываясь, устремляя взор своих маленьких карих глазенок на темнеющей лес.

***

Что же там, за чертой? Какие опасности, какие тайны, какие чудеса ждут нас там? Что произойдет, если спонтанным, легким решением, отбросишь от себя все предрассудки и ступишь вперед, в пугающую и манящую неизвестность? Шагаешь ли ты в неизведанное сам, или все уже предрешено заранее, могучей и властной рукой? Почему мы боимся неизвестности? Почему мы боимся, но в то же самое время шаг за шагом приближаемся к ней? Принесет ли сокрытое мраком горе или радость? Принесет ли оно взлет или падение? Очищение или гибель духа? Неизвестно… Неизвестно… Неизвестно?..
<

воскресенье, 30 ноября 2014 г.

В поисках

Горы высокие, горы могучие,
К вам я взываю в сей сумрачный час.
Многому можно учиться у вас -
В небо вершинами гордо стремитесь.
Путники гибнут на вас невезучие,
Но о земле вспоминать не боитесь.
К вам направляю свой пламенный глас!

Звезды далекие, звезды небесные,
Ревностно светом вы ночь озаряете,
Тьму не напрасно собой развеваете.
Люди, восторженно глядя на вас,
Прочь отгоняют все мысли телесные,
Мудрости праведной учите нас,
Светом вы в бездну нас пасть не пускаете!

Реки широкие, реки текучие,
Жизнь вы водою всем людям даруете.
Много препятствий опасных минуете,
Что неизменно в пути ожидают.
Только морозы страшны вам трескучие,
Льды же в весеннюю пору оттают,
Вы же, свободные, снова ликуете!

Только молчание было ответом,
Я же прислушался к ветра роптанью.
Вот озаренье – всему свое время,
Знания – тоже тяжелое бремя.
Лучше пусть будут они мне секретом,
Раз не готов я к такому познанью.

воскресенье, 23 ноября 2014 г.

Ожидание бури


Тишь да гладь. Холмы белеют.
Солнце ярко на лазури.
Дни прошедшие не тлеют –
Дни – крупицы снежной бури.

Чуть морозно. Чуть прохладно.
Снег в глаза слепит немного.
Скоро буря – все неладно,
Неизменная дорога.

Ель зеленая смеется,
Мимо белка проскакала.
Буря скоро здесь пройдется,
Только бури будет мало!

Не страшимся мы лишений,
Ожидая безмятежно.
Не подносим мы прошений,
Отшлифованных прилежно.

Нет! К стене не надо жаться –
Много в душах сил найдется.
Стойко будем мы держаться,
Страшной бури след сотрется.

Снова день наступит светлый,
Снова солнце воссияет,
И снежок пречисто-белый
Снова ярко засверкает.

понедельник, 3 ноября 2014 г.

Орк


Солнце светило над лесом дремучим.
Хладом покладистым дул ветерок.
Темно-зеленый и очень могучий,
Орк крепкотелый ворвался в лесок.

Севши на пень средь кустов ежевики,
Думу он в кои-то веки завел,
Сам для себя он казался великим –
Силы в себе он подумать нашел.

Что же, - он думал, - Не любят все орков?
Чем так противен зеленый народ?
Да, мы не любим зеленых пригорков,
Часто от нас жутким смрадом несет.

Мы же живые под солнцем созданья!
Люди к нам быть толерантны должны!
Да, мы не знаем законов писанья,
Ну, и кому те законы нужны?!

Мир обустроить по-орочьи нужно!
Люди не будут читать и писать!
Все будут жить, как до этого, дружно,
Только под орочью дудку плясать.

понедельник, 27 октября 2014 г.

Реальность

Лежа в траве, на холме, у сверкающей бликами речки,
Слух навостри, и внимательно вдумайся в шорохи листьев.
Нежно прислушайся к шепоту вольно летящего ветра.
В небо вглядись голубое – усеяно в облаках белых.

Мир необъятен, природу почувствовать разумом можно.
Нужно ли людям невечным мечтать о другом измереньи?
Столько сокрывшихся тайн в ясном облике солнца…
Нужно ли мир нам придумывать, что не похож на реальный?

Множество чудных загадок средь вод, что на солнце сверкают.
Мыслью мгновенной отправься в безбрежный просторами космос.
Дальние звезды представь и планеты, что рядом кружатся.
Столько сокрыто от взоров, и, может, открыто не будет…

Нужно ли нам искажать и менять в наших мыслях реальность?
Мир наш просторы открыл для начала его постиженья.
Вдумайся, взором немутным окинь, что творится снаружи,
И осознать бесконечность и вечность Вселенной попробуй.

четверг, 23 октября 2014 г.

Конец октября


Осень кружит нас в своем хороводе.
Желтые листья опали не зря.
Вот уж настал и конец октября,
Зиму мы видим в осенней погоде.

Тихо идешь по вечерней дороге.
Холод до боли пронзает тебя.
Ветер морозный шумит что есть мочи,
Только тебе это нравится очень.
В нем, как ни странно, находишь себя,
И без него ты заснешь, как в берлоге.

Хаос творится в глубинах сознанья.
Нет, ты не видишь прохожих вокруг.
Даже знакомый, окликнувший вдруг,
Без твоего остается вниманья.

Ну а в сознании новое семя.
Вьется какая-то мысль непростая.
И, забывая пространство и время,
Истину старую вдруг вспоминая,
Новою правдой ее затмевая,
Ты понимаешь, что жизнь – заблужденье,
И, запасаясь частицей терпенья,
Ты осознал, что конец невозможен,
Мир же, обычный доселе, так сложен,
Наша вселенная все ж молодая.

Радостным взором вокруг обегаешь
Мир, измененный в сознании хрупком,
И, наконец, для себя понимаешь:
Мир – просто-напросто сложная шутка.

среда, 8 октября 2014 г.

Да здравствует герцог!


Пролог
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Эпилог

Пролог


 

Светило нежаркое весеннее солнце. Дул легкий ветерок. Снег почти сошел, но в темных углах узких улочек Мёрцбурга он еще лежал, листвы на деревьях не было и подавно, зато уже набухли свежие почки. На главной площади толпился народ. Все глазели на глашатая, кричащего с телеги. Рядом с ним, на земле, стоял, широко расставив ноги, сержант с поднятой вверх алебардой. Его грудь закрывала блестящая на солнце кираса, из-под которой виднелась кольчуга. На голове его красовался острый шлем. Неподалеку стояло еще пять рослых пехотинцев с алебардами. Все они были облачены в кожаные доспехи.

- Герцог Апельгардский объявил нам войну, посягнув на родовое право нашего достопочтимого герцога вернуть плодородный Эйзенхейм,  - декламировал глашатай, - Любой желающий вступить в ряды нашей славной армии будет с достоинством принят. Вас ждет ежемесячное жалование и ежедневный паек! Сержант запишет вас в один из полков в зависимости от ваших умений, где вам будет выдано оружие и обмундирование.

Глашатай умолк. Из первых рядов толпы вышел долговязый парень деревенской внешности в лохмотьях.

- Как звать? – громогласно спросил сержант.

- Кунц Вебер.

- Подписывай здесь.

Парень взял перо и неумелым движением поставил крестик.

- Полезай в одну из телег. Следующий!

Вышел среднего роста крепкий черноволосый мужчина лет тридцати, по виду – уроженец южных краев.

- Имя!

- Пьетро Кантаре.

- Подписывай здесь.

Мужчина изящно вывел красивую и аляпистую роспись.

- Полезай в телегу. Следующий!

Невысокий румяный юноша с нежным пушком вместо усов и русыми волнистыми волосами подошел к выставленному прямо на гранитные камни площади столику, за которым сидел сержант.

- Имя!

- Пауль Розенблюм.

Сержант усмехнулся.

- Подписывай здесь.

Юноша поставил небрежную закорючку.

- Полезай в телегу. Следующий!

вторник, 30 сентября 2014 г.

Под маской героя



- Стойте, братишечки!
Из кустов вышел закутанный в темный плащ человек с арбалетом.
- Доставайте-ка ваши деньги!
- Нет у нас ничего, мы просто мирные крестьяне, - пробурчал крепкий рыжебородый мужчина, правящий телегой.
Сидевший рядом с ним худощавый высокий человек не проронил ни звука.
- А не с ежегодной ли осенней Мёрцбургской ярмарки вы возвращаетесь?! Золотых пятьдесят-семьдесят, чай, заработали?!
Из-за берез неподалеку показался высокий длинноволосый незнакомец лет двадцати пяти в красной мантии. Он бесшумно сделал еще пару шагов, остановился, прикрыл глаза, прошептал что-то, направив руку вперед, и человек в черном плаще, испустив крик, упал, пронзенный ледяной стрелой.

вторник, 23 сентября 2014 г.

Свобода выбора



 I
Факел слабо освещал своды подземелья. На стенах различались древние полуразрушенные барельефы, изображающие сцены давно забытых сражений. Кое-где виднелись витиевато-красивые рунические надписи на непонятном языке.
Высокий человек в черном плаще с мечом в одной руке и факелом в другой неспешным взором оглядел весь зал. Только стены с барельефами, и ничего больше. И полуразрушенная колонна посреди. Он был там, за ней. Человек в черном плаще осторожно и неспешно сделал два шага вперед. И остановился. Подождав несколько мгновений, он поднял с пола осколок камня и метко кинул его за обломок колонны. Оттуда послышалось шипение и череда проклятий. Два прыжка, и человек в черном оказался за колонной. Он успел увидеть удаляющийся темный силуэт.

вторник, 16 сентября 2014 г.

Дорога

Дорога вьется и кружит,
Не видно ей конца.
Иди вперед, не жди других,
Не потеряй лица.

Да, цель трудна и далека,
Но результат влечет.
Хоть спотыкаешься, иди,
Все промахи не в счет.

Не смог идти – тогда ползи,
Сдаваться не спеши.
По зову сердца торопись
И пламенной души.

Не смог ползти – тогда лежи,
Но к цели головой.
Возможно, цель сама придет
И принесет покой.

И не смотри по сторонам,
Так важно не свернуть.
Вперед и ввысь, за облака.
Пройди свой сложный путь.

Туманные дали

Неширокая речка петляет
Средь холмов и туманных полей.
Лодка листья в воде обгоняет,
Соловья уж не слышится трель.

Ухожу ранним утром далеко,
И несусь по теченью теперь.
Слышу оклики; туча высоко
Словно ужас пророчащий зверь.

Ненавижу туманные дали,
Ненавижу и сильно люблю.
Вёсел нет; их как будто отняли.
Ну и пусть, никого не виню.

Проблеск вдруг появился в печали.
Тьму прогнал не во сне, наяву.
Я напрасно грустил – челн причалил.
Я люблю – не во мраке живу.