суббота, 26 декабря 2015 г.

Иерусалим

Ясный день над землей Палестинской,
В свете солнца небесная высь.
Древний град, неживой, исполинский.
Гул толпы беспрестанный… Проснись!

Гул толпы, шум взбесившейся черни:
- Пусть умрет! Пусть он будет убит!
Так хотелось прохлады вечерней –
Нескончаемо солнце палит…

Умывает небрежные руки,
Отстранился бесстрастно Пилат,
Обрекая Иисуса на муки.
Скоро будет невинный распят.

Ясный день над землей Палестинской,
В свете солнца небесная высь.
Древний град, неживой, исполинский.
Гул толпы беспрестанный… Проснись!


Антонио Чизери "Ecce Homo"

суббота, 19 декабря 2015 г.

Ночью

Зачарован. Смотрю в темно-синее звездное небо.
И колышется даль.
Не хочу ничего: ни огня, ни насущного мертвого хлеба,
И так чужда печаль…

И молчу, и слова не нужны, и напрасны, и лишни,
И кругом тишина.
Чуть дрожат на ветру, чуть колеблются листья у вишни.
И струится Луна.

О, как много, немыслимо много бессчетных вопросов.
Но не слышен ответ.
Кружит лес вдалеке, необъятный и черноволосый,
Будто тенью одет.

И качается все, и колышется, кружится в ночи.
И упала звезда.
Я ее отыщу, я остывший найду уголечек.
И звезду воссоздам.


Ютака Кагая "Crystal Evening"

воскресенье, 25 октября 2015 г.

За границы известных просторов

За границы известных просторов
Мы отправимся вместе с тобою.
Мы летим сквозь раскрытые створы,
Мы летим, осенены судьбою!

Я люблю тебя в каждом движеньи,
Ты касаешься робко и нежно.
Наши губы сошлись; наважденье
И тепло, и по-зимнему снежно!

Мы отправимся в дивные дали,
Что печатями древними скрыты,
Где не ведают тьмы и печали,
Где несчастья и беды забыты.

За границы известных просторов
Мы отправимся вместе с тобою.
Мы летим сквозь раскрытые створы,
Мы летим, осенены судьбою!
О, любимая, вместе с тобою!

воскресенье, 11 октября 2015 г.

Тайна

Блещут, мерцают звезды.
Полночь на землю сходит.
В воздухе вьются грезы,
В городе сонном бродят.

Смотрит Луна из выси,
Землю объемля взором,
Звезд затмевая бисер.
Воет собачья свора.

В полночи тайна мнится,
Что под покровом свята.
Истина истин зрится,
Правда и ложь распяты.

Смотрит Луна из выси,
Блещут, мерцают звезды,
Свой рассыпая бисер.
В воздухе вьются грезы.


Ютака Кагая "Comets, beautiful travelers"

воскресенье, 27 сентября 2015 г.

Возвращение

Облака безмятежно проплыли вдали,
Вспоминая прошедший восход.
Травы мягким покровом у речки росли,
Рядом сакура буйно цветет.

Возвращался с войны, восхваляя судьбу,
В отчий дом самурай молодой.
Глубоко он вдыхал, замедляя ходьбу,
Запах, веющий свежей весной.

Показалась деревня, но нет никого.
Пепелища на месте домов.
Лишь явилась старушка на окрик его
Из тени несгоревших садов.

- Госпожа! Где же люди, неужто их нет?
Что ж затих наш приветливый край? -
Поклонившись пред древнею старостью лет,
Вопросил молодой самурай.

- Все погибли. Одна я свой век волочу,
Путь мой тоже подходит к концу.
Чую, скоро я вверх, к небесам отлечу.
Это видно любому глупцу.

Твой отец смог с достоинством гибель принять…
- Ну, а мать моя, может, жива?
- Мой ответ остается незыблем опять.
Все погибли, лишь я не мертва.

Еще долго над пеплом стоял и молчал
В тишине самурай молодой.
А в душе он рыдал, а в душе он кричал,
Он ушел из деревни седой.

И направился прочь, принимая судьбу,
Вспоминая прошедшие дни.
То он плелся, то шел, ускоряя ходьбу.
Дни ушли, не вернутся они.

Облака безмятежно проплыли вдали,
Ожидая грядущий закат.
Травы мягким покровом у речки росли,
Не вернешь то, что было, назад.

воскресенье, 13 сентября 2015 г.

Сумрак

За окном темнота седая,
Только ветер устало воет.
На душе пустота глухая.
Кто ее, словно пепел, смоет?

Соплелись тела, два соцветья,
Словно два подводных потока,
Словно линии звезд в созвездьи…
На душе же скребет морока.

За окном лишь сумрак невзрачный
Бьется сердце твое – я слышу.
Твое тело наго, прозрачно,
Только в нем я души не вижу.

За окном темнота седая,
Только ветер устало воет.
На душе пустота глухая.
Кто ее, словно пепел, смоет?

воскресенье, 6 сентября 2015 г.

Пустота

Сотни, тысячи лет стоит город.
Сотни тысяч, тысячи тысяч,
Миллионы жителей.
И тянут соки.
Сотни контор, офисов.
Сотни, тысячи, сотни тысяч.
Сотни ресторанов и кафе.
Сотни, тысячи, сотни тысяч.
Бары, грязные магазины.
Сотни, тысячи, сотни тысяч.
Неосмысленность, массы, движение.
Куда?
Не знаю, никто не знает.
Пустота.
И я во всеобщей массе,
Двигаюсь без цели, в пустоте,
Словно атом, словно молекула
В безвоздушном пространстве.
Частица вещества,
Частица толпы,
Частица города.
Город – сотни лет,
Миллионы жителей,
Миллионы молекул.
И тянут соки, тянут и тянут…
Потребительство в каменном море,
Где нет места жизни.

пятница, 4 сентября 2015 г.

Надоело

Кто придумал викингов с рогами?
Кто рисует этот бред собачий?
Повоюйте вы с рогами сами.
Шлем собьют вам сразу, не иначе.

Очень твердо глупость закрепилась:
В играх, в фильмах, даже в некоторых книгах.
Громом моя сущность разразилась!
Как так можно?! Слишком это лихо!

Индикатор бреда это будет!
Видишь в книге викинга с рогами?
Бог пусть строго автора рассудит!
Это дурь какую-то издали!

вторник, 1 сентября 2015 г.

Гроза

Был душный день, палило солнце.
Ни дуновенья ветерка.
Смотрю из дома сквозь оконце,
И на душе царит тоска.

Но к вечеру темнеет небо,
И туча черная плывет.
Весь день хотелось ветра мне бы,
И ждал весь день я напролет.

Верхушки елей раскачались
Колосьями в сердцах полей,
И шишки градом рассыпались.
Но нет дождя. Скорее, лей!

О, как я ждал! Вот это счастье!
Горят глаза, я весь горю!
Я бог грозы, я бог ненастья!
Я в кузне молнии кую!

Просвет белесый в небе зрится,
И солнце шлет свой блеклый луч.
И серебром листва искрится,
Лей дождь скорей из серых туч!

И слышен треск, удар об землю.
Переломился ели ствол.
А ветер капли уж доносит,
И долгожданный дождь пошел.

И ливень льет, и топит землю,
И ветер воет и кружит!
Ему я радуюсь и внемлю,
Пусть от грозы другой дрожит!

воскресенье, 30 августа 2015 г.

Овраг

Овраг тянулся длинной полосою,
А рядом лес зеленый шелестел.
Росла трава, умытая росою,
В ней часто подосиновик пестрел.

Я в том лесу бродил еще мальчишкой
И собирал там множество грибов,
Кидался вдаль опавшей с елки шишкой,
Часы я проводить был там готов.

И в том лесу я был совсем недавно.
И стало как-то грустно мне сейчас.
И мизантропом становлюсь я плавно.
Как будто огонек в душе погас.

Овраг завален мусором и хламом:
Ботинки, шины, банки от еды.
Был лес, а нынче мусорная яма.
И всей моей романтике кранты.

вторник, 19 мая 2015 г.

Старинный замок

На обрыве, над морем нависшем,
Где о твердь разбиваются волны,
Великаном, на время затихшим,
Спит таинственный замок огромный.

С незапамятных лет он пустует,
И легенды о нем поседели.
Поднимись на стену крепостную
И прислушайся к ветра свирели.

Ветер кружит и все завывает,
Шепот слышен в его дуновеньи,
Сквозь остатки бойниц пролетая,
Он стенает о давнем забвеньи.

А в подвалах, в глухих коридорах,
Все молчит – тишина гробовая.
Только изредка слышится шорох,
А потом все опять замирает.

Говорят мудрецы и поэты –
Замок древнюю тайну скрывает.
И столетьями ищут ответы,
Но ответы всегда ускользают.

Древний замок совсем не случайно
Мысли многих к себе привлекает.
Только замка старинного тайну
Ни один человек не узнает.


среда, 6 мая 2015 г.

Майский дуализм

Да здравствует май! Как мы ждали тебя!
Веселье, и солнце, и радость!
Но искренне май всей душою любя,
Скажу – для меня это гадость.

Ура аллергии! Да здравствуют сопли!
И сильно опухли глаза.
Но все же сдержу я души моей вопли –
Из глаза уж льется слеза…

О, солнечный май, дождь ли скоро случится?
Чтоб землю от пыли отмыл.
Тогда аллергия моя прекратится,
И будет смирен ее пыл.

суббота, 25 апреля 2015 г.

Зачарованный лес


Есть лес, шелестящий в зеленой ночи,
Озера в нем чисты, спокойны,
Там бьют из земли голубые ключи,
Деревья – высоки и стройны.

Молва говорит – в чаще ведьмы живут,
Свой шабаш они затевают.
А путников шелестом листьев зовут,
Их в камни они превращают!

Но был в том лесу я. Не слушал людей.
Там не было ведьм безобразных.
Но в танце там кружится множество фей,
Всегда молодых и прекрасных.


Марк Адамус "Spirit Garden"

понедельник, 23 марта 2015 г.

Шторм


Тучи сходились над морем бушующим,
Солнце их красило в алый багрянец,
Ветер ниспослан Бореем ликующим,
Дикий у волн взбушевавшихся танец.

Маленькой щепкой в просторах немереных
Ветер триеру несет среди волн.
Воинов храбрых, боями проверенных,
Гордый корабль погибающий полн.

Молятся Стратию-Зевсу вершителю,
Чтобы от молний лихих защитил.
Льются мольбы Посейдону-решителю,
Чтобы трезубцем корабль не топил.

Лира звучит, и божественно пение,
Шторм презирает могучий певец.
Громко смеется в своем возбуждении,
Зная, что скоро настанет конец.

Вверх воздымаются волны кипящие,
Вал необъятный корабль накрывает…
Утро настало, прохладно бодрящее.
Море пустынно, лишь чайки летают.

воскресенье, 15 февраля 2015 г.

Главное - поверить в удачу



Связанные рассказы:
Да здравствует герцог!
Под маской героя

Глава I
Глава II
Глава III
Глава IV
Глава V
Глава VI
Глава VII
Глава VIII
Глава IX
Глава X
Глава XI
Глава XII
Глава XIII
Глава XIV
Глава XV
Глава XVI
Глава XVII
Глава XVIII
Глава XIX
Глава XX
Глава XXI
Глава XXII
Глава XXIII
Эпилог

I

В Мёрцбурге царила поздняя осень. На некоторых деревьях еще оставались пожелтевшие листья. Погода выдалась на редкость теплой. Дожди, обильно поливавшие землю с конца августа до середины октября, прекратились, уступив место ясным благодатным коротким денькам.
На главной площади толпился народ. Праздные зеваки наблюдали за представлениями бродячих артистов, и время от времени раздавались громкие выкрики. Группа молодых людей в щегольских нарядах что-то громко обсуждала. В конце концов, они дружно и развязно засмеялись.
- А все-таки хорошо, что Эйзенхейм наш! – мечтательно произнес мужчина в одежде булочника с заплатами на рукавах.
- Да! А я слышал, будто есть там чудесное озеро. Искупаешься в нем, и все болезни как рукой снимет! – ответил другой, по виду - кузнец.
- Ага, а я еще знаю, растут там на деревьях странные фрукты. Бархатные, мягкие, а на вкус - сладкие-сладкие! Правда, говорят, такие же в Апельгарде есть, но больно мелкие, и сочности никакой…
- Эх, жалко, что до самой ихней столицы не дошли! Попробовали бы Апельгардских яблочек!
- А урожай кто собирал бы? – вмешался мужчина в крестьянской одежде, - Уже почти ж то осень наступила. Да и наши яблочки не хуже, а в Эйзенхейме – тем более…
- Да ты не бойся, мы бы до Апельгарда за неделю, нет, за три дня дошли! Зря герцог с ними мир заключил…
- Не зря! Он герцог, ему виднее, с кем мир заключать, а кому войну объявлять!
- Да что вы все заладили: «Эйзенхейм наш! Эйзенхейм наш!» Вы там никогда и не побываете! – ехидно заметил дородный мужчина в длинном одеянии, плаще и шапке, отороченной мехом, зажиточный горожанин, по-видимому, купец.

вторник, 20 января 2015 г.

Темно-синяя ночь


Взошла луна над темно-синей ночью.
Мерцают звезды каплями эфира.
Так хочется увидеть все воочью
И ввысь взлететь над тонкой гранью мира.

Я словно сплю. Вперед ведет дорога,
Осеянная радостью и светом.
Над твердью нет ни врат и ни порога.
Окутано все праздником и летом.

Но вот настал рассвет. Я просыпаюсь,
И как в тумане помнится все это.
Но часто в мыслях ввысь я возвращаюсь.
В глазах моих застыл кусочек света.


Винсент Ван Гог "Звездная ночь"